Комментариев нет

«Идеал» и «идеальное» в искусстве Третьего Рейха

Рубрика : Третий рейх (сентябрь - декабрь 2012)

Как принято считать, абсолютно всю эстетическую, политическую, бытовую культуру нацистского искусства легко описать буквально в нескольких словах. Не мудрствуя лукаво, большинство человек выделят три вещи. Во-первых, прославление стойкого, храброго, честного, трудолюбивого арийца нордических кровей, сердце которого целиком принадлежит Родине и Национал-социалистической немецкой рабочей партии. Он сносит все бедствия молча, зато радуется каждой победе государства. Он отличный товарищ, примерный семьянин, ответственный работник, который живет не ради своей выгоды, а ради процветания своей страны. Во-вторых, отождествление политики и ее идеологии с их искусством и культурой, их взаимное проникновение. В этом просматривается контроль государства над любым произведением любого автора, живущего и творящего в полном соответствии с программной политикой ведущей партии. В-третьих, мнение, что каждая картина, каждый роман, каждая пьеса и каждое музыкальное произведение было направлено только на то, чтобы прославить того «человека из первого пункта» (настоящего арийца), а также фюрера, партию и великий немецкий народ с одной стороны, или же, напротив, очернить «продавшихся жидов» и остальные не нордические расы, возненавидеть людей, живущих не во благо страны, а ради обогащения своего собственного кошелька.

Йозеф Торак - Портрет Карин Геринг, 1937Зепп Хильц - Крестьянская венера, 1939Кадр из фильма "Олимпия", 1937

В целом, это достаточно однобокая позиция, хотя и в ней прослеживается доля правды. Я вполне соглашусь, что идеалом человека для немца той поры был  именно такой выше описанный ариец — без единого изъяна, всегда готовый к жизненным трудностям, ровно как и к борьбе за свою Родину. Вообще, для Палаты Культуры была характерна популяризация и пропаганда именно такого образа немца. Буквально во всех видах искусства того времени можно найти примеры подобных идеалов: монументальные скульптуры Йозефа Торака, пышущие здоровьем немки Зеппа Хильца, идеализированные спортсмены Лени Рифеншталь. Помимо распространения идей об идеальном человеке, Министерство Пропаганды во главе с Йозефом Геббельсом трудилось над созданием облика «Великой державы», которое заключалось в воспевании великого прошлого немецкого народа. В связи с этим, классические произведения не забывали, а наоборот, старались популяризировать, переворачивая их сюжеты и темы под нацистскую идеологию и придавая флер «славной старины». Таким образом, была ангажирована 9-ая симфония Бетховена («Ода к радости»), которая первоначально несла в себе довольно определенный пацифистский дух, заложенный еще стихами Шиллера.

Йоахим Готтшальк (1904-1941)Также можно согласиться с (мягко говоря) нелюбовью нацистов к евреем. Все уродливое, плохое, развращенное, низкосортное приписывалось им. Зачастую руководству было даже неважно, какое мировоззрение исповедовал человек. Все, что не подходило под нацистскою идеологию, признавалось низкопробным и вырожденческим, а художники — «пособниками евреев». В апреле 1933 года был принят «Закон о реставрации служилого сословия», который подразумевал чистку творческой интеллигенции от еврейской крови. В связи с такой политикой, история сохранила до нас и немало трагических моментов. Известный немецкий актер Йоахим Готтшальк вместе со своей женой-еврейкой и сыном покончили жизнь самоубийством, по причине давления, которое оказывало на них нацистское правительство, хотя Готтшальк снимался преимущественно в развлекательных фильмах и имел положительные отзывы со стороны Геббельса.

Кстати, это один из немногих примеров, когда личность самого фюрера или представителя из высшего руководства Третьего Рейха не сыграла практически никакого значения. Выше уже говорилось о значимости 9-ой симфонии Бетховена, но ее выбор был не случаен, ведь она являлась любимым музыкальным произведением Гитлера. Вообще, личные симпатии самого фюрера зачастую ставились во главу угла, даже если они и противоречили партийной идеологии. Можно даже утверждать, что сама идеология подстраивалась под вкусы Гитлера. Лишь благодаря ему мы теперь можем оценивать творчество таких личностей как Лени Рифеншталь, Арно Брекера, Альберта Шпеера, Герберта фон Караяна, Карла Орфа, Цары Леандер, Готфрида Бенна. Показателен случай, произошедший с известным писателем Эрнста Юнгера. Поначалу он симпатизировал политике НСДАП, но после прихода Гитлера к власти разочаровался в ней и всячески отказывался вступать в партию. Дело даже дошло до личного оскорбления Геббельса, который решил ликвидировать неприятного ему писателя. Это вполне могло быть осуществлено, если бы не личное вмешательство фюрера, который запретил трогать Юнгера, воспевавшего в своих произведениях облик идеального солдата.

Постер фильма "Кинг-Конг", 1933Постер фильма "Голубой свет", реж. Лени Рифешталь, 1931Постер к фильму "Парацельс", реж. Георг Вильгельм Пабст, 1943"Квекс из гитлерюгенда", реж. Ганс Штайнхофф, 1933

Помимо всего этого существовали и положительные стороны, если можно так говорить по отношению к Третьему Рейху. От СДПГ (Социально-демократической партии Германии) они переняли пункт, касающийся доступности искусства: «Государство и общество обязаны осуществить для всего народа близость к искусству и художественному творчеству воспитанием и ее учебными учреждениями». Сам Гитлер в своих речах нередко подчеркивал, что искусство должно принадлежать народу. По большому счету, так и происходило, как на уровне бюджетной, так и культурной политики. Государство выделяло огромные средства на содержание образовательных учреждений, библиотек, театров, концертных залов. Более того, их число даже увеличилось. Особое внимание власти уделяли такому молодому виду искусства, как кинематографу, так как он оказался самым подходящим посредником между властью и народом. Совершенно другой разговор, какие книги хранились и какие постановки ставились, хотя и здесь Минпроп потакал желаниям народа. Поначалу доля пронационалистических произведений агитационного толка была существенна, но ко времени начала войны она резко сократилась: в кинотеатрах показывали музыкальные фильмы, в театрах ставили развлекательные пьесы, а по радио передавали легкую музыку. Довольно любопытно, что, например, голливудские фильмы вовсю крутили на экранах (особенно любили «Кинг-Конга», 1933 года), а газетные киоски продавали журналы «Times», «Le Temps», «Basler Nachrichten».

Эмиль Нольде - "Красные маки"Карл Шпицвег - "Бедный поэт", 1839Ганс Макарт - "Смерть Клеопатры", 1875-76

В общем, подводя итоги, можно заключить, что все искусство Третьего Рейха несло на себе отпечаток противоречивости. Это происходило из-за того, что в культурной политике правящей партии не было принято единой эстетической программы, которая бы выражала общие постулаты нацистского «правильного» искусства. Каждый руководитель менял и подстраивал идеалы под свои личные пристрастия. Например, Йозеф Геббельс был поклонником немецкого экспрессиониста Эмиля Нольде (к слову, также разделявшего национал-социалистические взгляды), но после того, как художника признали «дегенеративным» (не без вмешательства Альфреда Розенберга), Геббельс сразу же порвал с ним контакты, хотя и продолжал коллекционировать его акварели. Вот какие воспоминания оставил после себя Альберт Шпеер в своей книге: «Для украшения дома Геббельса я одолжил у Эберхарда Ханфштангля, директора Берлинской национальной галереи, несколько акварелей Эмиля Нольде. Геббельс и его жена восхищались акварелями… пока не приехал Гитлер и не высказал свое полное неодобрение. Министр тут же вызвал меня: «Немедленно уберите картины, они неприемлемы!»». Сам же Гитлер восхищался художниками-реалистами конца XIX века: Карлом Шпицвегом, Эдуардом Грюцнером, Гансом Макартом. Характер их творчества дает понять, какие требования фюрер предъявлял современным художникам. Их работы должны были быть академической либо реалистической направленности, и ни в коем случае не затрагивать те модерновые течения, которые получали широкое распространение как раз в это время. Причем эти требования относились не только к живописи, но и ко всем другим видам искусства. Таким образом возник миф, будто художественная среда нацистской Германии попала в «академический застой» и по отношению к мировому процессу внутри нее начался регресс. Страну наводнили второсортные художники, владеющие лишь техникой, но не талантом, которые прикрывали свое творчество пеленой, созданной из нордических образов, прославления фюрера и воспевания национал-социалистической идеологии. На мой взгляд, искусство периода Третьего Рейха отмечено не упадком, как может показаться на первый взгляд, а наоборот, развитием нового искусства. Это не шаг назад, не воспоминания о «великом прошлом», а шаг вперед, к новым идеалам и задачам, поставленным новым государством. Конечно, факта, что все «новое» черпало вдохновение из «старого», никто не отрицает, но все-таки цели культурной политики нацисткой Германии уже были иными.

Германн Отто Хойер - "В начале было слово", 1937Георг Гунтер - "Обеденный перерыв"Эмиль Шайбе - "Гитлер на фронте"

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Похожие статьи

Оставить комментарий или два