Комментариев нет

Композиционные новшества Кватроченто. Фреска «Пир Ирода»

Рубрика : Кватроченто (октябрь 2011- июнь 2012)

Филиппо Липпи - "Пир Ирода", сер. XV в.

Фреска «Пир Ирода» входит в серию росписей главного собора в Прато. Стены алтарной апсиды были расписаны фра Филиппо Липпи и посвящены сценам из жизни св. Стефана и св. Иоанна Крестителя.

«Пир Ирода» является одним из ключевых изображений в серии Иоанна Крестителя. На ней изображен сюжет из Нового Завета, который был популярен на протяжении нескольких веков. В нем идет повествование о смерти Иоанна Крестителя. Царь Ирод, в темнице которого был заточен святой, пообещал своей падчерице Саломее все, что она попросит, лишь за то, чтобы она станцевала перед ним. Саломея по наущению своей матери, Иродиады, потребовала голову Иоанна Крестителя. Ироду пришлось выполнить свое обещание. Этот сюжет интересен тем, что художники могли изобразить светскую тему: пир со множеством народа, слугами, музыкантами. Особых правил не существовало, поэтому они могли помещать героев в современную им обстановку и наряжать в модную для того времени одежду. Фра Липпи также не отступил от этого негласного правила: пирующие одеты в реальные одежды и находятся в вполне обусловленном интерьере кон. XIV – нач. XV вв.

Отличительной особенностью данной фрески является то, что в одной композиции совмещены сразу несколько сюжетов. Всего их три, и в каждом присутствует фигура Саломеи, отчего следует, что она является главным персонажем и объединяет все эти сцены в единую композицию. Такой прием ранее уже применял Мазаччо в своей фреске «Чудо со статиром», только у него роль, подобную Саломее, исполнял апостол Петр.

В центре фрески мы видим первую сцену из этого сюжета, который одновременно является его кульминацией: танец Саломеи. Далее наш взгляд перемещается налево, где Саломея принимает на блюде голову Иоанна Крестителя. И, наконец, завершение сюжета помещено традиционно справа: подношение Иродиаде усеченной головы святого. Художник сознательно помещает основную сцену в центре фрески. Для того, чтобы мы не начали рассматривать изображение как обычно, слева направо, Фра Липпи акцентирует сюжет с танцем Саломеи, делая его светлее и шире. Но, несмотря на повторяющихся персонажей и различие сцен, вся композиция развертывается в едином пространстве и интерьере, имеет одни общие оси и линию горизонта.

Принимая все это во внимание, можно заключить, что эта фреска была своего рода предтечей комиксов: она напоминает раскадровку художественного фильма. Таким образом можно говорить о новаторстве Фра Липпи и его предшественнике Мазаччо.

Саломея, "Пир Ирода", деталь

Саломея, "Пир Ирода", деталь

Теперь можно обратиться и к традиционным средствам выразительности. Как я уже говорила, все сцены подчинены одной центральной оси, которая проходит между фигурами Ирода и Иродиады. В этом заключается главное отличие от фрески «Чудо со статиром», выполненной Мазаччо по схожей схеме. У последней нет четко выраженной оси. Все три сцены у Мазаччо располагаются в абсолютно разных плоскостях, тогда как Фра Липпи помещает своих героев на единую плоскость. Так как ось проходит по центру, то наше восприятие неосознанно делит изображение на две равные части, поэтому художнику необходимо их уравновесить, не разбивая цельности всей композиции. По сторонам находятся равное количество людей, однако правая часть все-таки привлекает больше внимания, чем левая, из-за того, что там расположена фигура Саломеи. Кроме того, она является самым светлым пятном на всей фреске. Фра Липпи не случайно выделил Саломею. Ее изящная фигурка словно наполнена божественным светом, ее ноги едва касаются земли. Она — воплощение грациозности и легкости. Миловидное лицо не выражает никаких эмоций. Саломея словно выполняет волю свыше, подчиняясь своему року. Такую отстраненное состояние мы можем увидеть у всех трех изображений Саломеи. Кстати, говоря об эмоциональной составляющей фрески, нельзя не упомянуть и остальных персонажей. Они, в противоположность Саломеи, представлены художником под властью различных эмоций: Ирод, наслаждающийся танцем падчерицы; слуги, бурно обсуждающие своих господ; Иродиада, высокомерно принимающая подношение. К слову, надо заметить, что эмоциональное напряжение фрески нарастает по мере развития сюжета слева направо. Если грозный стражник в левом углу выражает спокойное величие, то гости с левой стороны сплетничают за спиной Иродиады, не скрывая своих чувств. Также интересно заметить и степень прорисовки разных персонажей. Главные герои даются очень внимательно и основательно написаны Фра Липпи, чего не скажешь об остальных. Музыканты вообще обозначены лишь призрачным намеком на то, что находятся в помещении. Даже великан-стражник на переднем плане, по сравнению с Саломеей, выглядит недописанным. Художник осознанно не дорабатывает часть своих персонажей на фреске, тем самым он подчеркивает значимость главных персонажей, делает так, чтобы ничего не отвлекало зрителя от восприятия библейского сюжета. По этой же причине он отказывается от ярких красок, наполняя фреску схожим по тону колоритом. Монохромная цветовая гамма также не отличается разнообразием. Фра Липпи пользовался, в основном, тремя цветами: белым, красным и темно-синим. Эти оттенки отличаются лишь по светлоте.

Можно отметить, что обычно для написания своих картинах Фра Липпи выбирал именно эти три цвета, причем всегда в приглушенной гамме. Черный цвет он не любил и пользовался им крайне редко.

Композиция помещена в воображаемый интерьер, который построен по принципу театральных декораций. Архитектура полностью симметрична. Мы видим пол и потолок, но боковых стен нет, что помогает зрительно расширить сцену в обе стороны. Также иллюзорности в то, что действо происходит на театральных подмостках, добавляет проходящий внизу бордюр с лестницей, представляющий собой некое подобие края сцены. Но в XVв. еще не существовало театра в том смысле, каком мы понимаем его сейчас: в специальном здании, особым освещением и профессиональными актерами. Поэтому сходство с декорациями здесь лишь условно.

Подводя итоги, можно выявить, что главное во фреске «Пир Ирода» стало определенное новаторство Фра Липпи. Он переработал и усовершенствовал принцип раскадровки главного персонажа на разные сюжеты, не разделяя на отдельные изображения. Этот прием позже возьмут в руки современные художники комиксов.

Мазаччо - "Чудо со статиром", 1425

Мазаччо - "Чудо со статиром", 1425

1. Александр Степанов. Искусство эпохи Возрождения. Италия. XIV-XV века. М., 2003
2. Фосси Г. Филиппо Липпи. М., 1997




coded by nessus

Оставить комментарий или два