Комментариев нет

Основы графики: бумага и дерево, шелк и стекло

Рубрика : Летний сезон (июнь 2012 - сентябрь 2012)

Каждый год Государственная Третьяковская Галерея проводит в своих стенах тематические выставки. Экспозиция «Основы графики: бумага и дерево, шелк и стекло» также проходит в рамках определенного цикла, который носит название «Материалы и техники рисунка». На этот раз она посвящена тому, без чего просто не мыслим ни один рисунок или картина как таковая. Речь идет о материале, о том, на чем создается произведение, будь это обычная бумага, шероховатый картон, прозрачное стекло или белоснежная кость. В соответствии с этой же системой располагается и выставочное пространство.

Виктор Борисов-Мусатов - "Портрет дамы", 1902Леон Бакст - портрет Зинаиды Гиппиус, 1906

Первое, что бросается в глаза, когда проходишь в привычные экспозиционные залы, так это наличие на стенах помещения необычных светящихся блоков. Таким нетривиальным способом организаторы решили показать водяные знаки, напечатанные на бумаге. Ведь их можно разглядеть только если смотреть на свет, поэтому бумага, находясь внутри этих блоков, просто подсвечивается, давая шанс разглядеть в мельчайших подробностях водяные знаки. Рядом располагается множество рисунков за авторством известных русских художников. Они также были созданы на бумаге с водяными знаками, однако из-за хрупкости произведений их не стали вставлять в такие блоки. Вместо этого, рядом с традиционным ярлыком с названием, находятся небольшие снимки этих рисунков с выявленными подсвеченными водяными знаками, которые доказывают наличие оных. В числе работ, представленных в этом ряду, преобладают произведения Виктора Борисова-Мусатова. Благодаря всем подписям, а также анализу творческой манеры художника, можно сделать выводы, что для своих пастельных работ он предпочитал бумагу Ingres, которая из-за своей шероховатой текстуры позволяла отразить все приемы и техники пастельной живописи. В этом же зале выставлен и известный потрет Зинаиды Гиппиус, выполненный Леоном Бакстом. Интересно сравнивать работы Борисова-Мусатова и Бакста, вывешенные рядом с друг другом. Художники, мало того, что жили приблизительно в одно время, так еще и использовали одну бумагу и технику пастели, и насколько они смогли создать такие различные по своему характеру и манере женские портреты. Графичный и «острый» Бакст вступает в бессловесную полемику с полными живописными «ностальгиями» Борисова-Мусатова.

Второй зал «отдан» проблеме фактуры бумаги, то есть как себя ведет та или иная поверхность при различных техниках рисунка. При внимательном разборе можно проследить, как менялось отношение к материалу для рисунка на протяжении XVIII-XX веков. Например, мастера XVIII и отчасти XIX веков предпочитали гладкую бумагу типа «бристольского картона». Позже номенклатура типов бумаги во многом расширилась: появились бумага papier-pelle, бумага verge, тонированная и грунтованная бумага, бумага Ingres и много других. К концу века вкусы художников поменялись – стала более востребованной жесткая бумага с шероховатой поверхностью. Она позволяла «играть» со своей фактурой при соблюдении той или иной техники. Но, например, еще до изобретения такой специальной грубой бумаги, предприимчивые художники использовали картон, пергамент и наждачную бумагу. Этот спектр рисунков полностью представлен в пятом зале, где особое место занимают работы Алексея Венецианова, выполненные как раз на пергаменте. Мастер выбирал такой тип бумаги, когда работал в технике пастели, которую он предпочитал для создания своих великолепных портретов.

Отдельные залы также посвящены различным материалам, являющими собой поверхности для написания произведений. Например, в третьем зале размещены рисунки, выполненные на тонированной или грунтованной бумаге, а также экзотичной papier-pelle. Последнюю особенно любили использовать живописцы-пейзажисты, потому как на ней можно не только писать, но и процарапывать поверхность, которая представляла собой тонированный слой грунта. Во множестве представлены работы Алексея Саврасова, который работал в такой технике. В этом же зале находится и часть знаменитого Библейского цикла Александра Иванова. Для ее исполнению художник выбрал акварель и часто пользовался не только белой, но и цветной бумагой: желтой, коричневой, серой. Сочетание полупрозрачных акварельных красок и густых матовых белил с «родным» цветом самой бумаги давало поразительные и оригинальные эффекты, которыми умело пользовался Иванов.

В последнем зале собраны работы, которые не смогли «подойти» к вышеозвученным тематикам. Но, в то же время, он показывает насколько широк спектр всех материалов, которые могут быть задействованы при создании того или иного произведения. Широта возможностей действительно поражает: шелк, стекло, кость, холст, дерево. Отдельно озвучена такая техника, как эгломизе, в создании которой задействовано стекло, сусальное золото и черный лак. Интерес также представляют всевозможные коллажи из бумаги и силуэтное вырезание.

Проходящая выставка «Основы графики: бумага и дерево, шелк и стекло» призвана освятить, в первую очередь, не сами произведения («что?» изображено), а техники и материалы («как?» это изображено). То есть организаторы позволяют нам посмотреть на работы «изнутри», понять, почему художник выбрал именно этот материал и именно эту технику. Ключ к этому вопросу как раз и лежит в стенах этой экспозиции.

8




coded by nessus

Оставить комментарий или два