Комментариев нет

Композиционное многообразие цубы. Часть 1

Рубрика : Летний сезон (июнь 2012 - сентябрь 2012), Период Эдо (март 2013 - июнь 2013)

Поскольку меч был главным аксессуаром мужчины в Японии, его отделка имела ярко выраженный декоративный характер. Из всех деталей оправы меча декором покрывались цуба, фути, мэнуки и касира. Самой яркой и привлекающей взгляд деталью, несомненно, является цуба – аналог гарды европейского меча. Однако функцию цубы некорректно соотносить с функцией гарды. Техника японского фехтования отличается от западной, поскольку бой строится на подрезании на быстрых коротких скользящих ударах по противнику, и потому никогда не использовался европейский прием парирования «гарда в гарду». Цуба не защищает руку от удара, а лишь не дает кисти соскользнуть на лезвие.

Цуба в ансамбле мечаЦуба в ансамбле меча

Основные элементы цубы следующие:

1. дзи (плоскость цубы)

2. сеппадаи (площадка, соответствующая сечению ножен и рукояти)

3. накаго-ана (отверстие для хвостовика меча)

4. хицу-ана (отверстия для ножа ко-гатана и шпилек когаи)

5. мими (окантовка края цубы)

Наиболее распространенные размеры цубы — 6-8 см при толщине 4-5 мм. Самой популярной формой является круглая (мару-гата). Впрочем, цубы отличает вариативность форм, от строгих геометрических до произвольных в виде листа кувшинки или иероглифа. Сама форма цубы могла являться самостоятельным декоративным элементом, но в период Эдо поверхность цубы чаще всего становилась настоящим мольбертом для ее мастера. Декором обычно покрывались обе стороны цубы, но особенное внимание уделяли лицевой. Лицевая сторона развернута к рукоятке, и дает возможность насладиться ее красотой окружающим владельца меча. Задняя сторона могла продолжать сюжет, начатый на лицевой стороне, и быть обозримой лишь с позволения владельца меча.

Тема цуб, сюжетов, представленных на них, школ-цубако, техник неизмеримо огромна, и рассказать о них в нескольких словах – значит, не сказать ничего. Поэтому я решила ограничить тему до рассмотрения способов композиционного построения орнаментов и сюжетов на поверхности цуб.

В первую очередь нужно рассмотреть цубы с бессюжетной композицией, т.е. не имеющие в декоре сюжетных композиций и каких-либо изобразительных образов в принципе. На их поверхности (дзи) равномерно или «лоскутами» имитируются различные природные фактуры или просто эффектные техники заполнения свободного пространства. Несмотря на кажущуюся простоту и лаконичность, за незамысловатой фактурой кроется колоссальная работа мастера-цубако, а ненавязчивость декора демонстрировала изысканный вкус владельца меча.

Цуба, имитирующая спил дереваДля первого примера возьмем цубу, имитирующую деревянную поверхность. Поверхность цубы выглядит так, как будто она сделана из куска коры древнего дерева. Этот эффект достигался путем тщательной обработки поверхности цубы резцом, иначе говоря – гравировкой. Однако все неровности и слои коры вырезаны настолько мастерски, что сначала и не представишь, что это выполнено искусственным путем. Однако при ближайшем рассмотрении замечаются признаки рукотворности этой работы. Накаго-ана задает вертикальную ось, и изгибы коры слева и справа зеркально повторяют друг друга, чего, конечно, было бы невозможно, будь материалом настоящее дерево.

Цуба, декорированная различными вариантами нанакоСледующая цуба, которую я хотела бы взять для примера, представляет совершенно другой тип бесфигурных композиций. Здесь представлены различные вариации техники заполнения фона нанако. Нанако («рыбья чешуя») – одна из самых трудоемких, но очень эффектных техник, любимых среди богачей. Ее суть заключается в нанесении ударом перфоратора по поверхности цубы маленьких одинаковых гранул не более 1мм. Причем эти гранулы всегда одного диаметра и упорядочены в ряды или окружности. Классический нанако использовали для фигурных композиций, а различные усложненные вариации всегда составляли собственную композицию как, например, на данной цубе. Композиция составлена из различных «лоскутков», каждый из которых представляет свой вариант мастерски выполненного нанако. Мы здесь встречаем и гономе-нанако (гранулы с резко очерченными краями), и нанако-кин (пробивание гранул сквозь золотую фольгу), и нанако-татэ (гранулы, упорядоченные в прямые линии). Форма этих «лоскутков» также варьируется – мы видим и окружности, покрытые нанако, и ромбы, и полосы и прямоугольники.

Возможно, западному человеку сложно сразу понять красоту подобных цуб, однако, как я упоминала, японцы ценили искусно изготовленные вещи, и подобные цубы также служили предметом любования и восхищения перед мастером, создавшего ее.

Цуба с сетчатым орнаментом, 1850-еЦуба с имитацией орнамента на ткани, кон. XIX в.Цуба с орнаментом из сплетенных свастик

Следующий тип композиции – круговая композиция. Безусловно, это наиболее популярный тип композиции, что обуславливается многими факторами. Первый из них – особая привязанность японцев к форме круга. Еще в древности ритуальные фигурки ханива расставляли концентрическими кругами вокруг могильников и курганов. Хождение по кругу составляло важную часть многих обрядов и ритуалов. Круг символизировал не только солнце, но и бесконечность и цикличность бытия. Философия инь-ян как раз и заключается в постоянном движении стихии, их изменчивости, борьбе и перетекании друг в друга. Вода порождает дерево, дерево — огонь, огонь — землю, земля — металл, а металл — воду. Лишь центр, абсолют находится в незыблемости и гарантирует спокойствие и постоянность.

Второй фактор, во многом, вытекает из первого пункта. Особенно популярной была круглая форма цубы, что и провоцировало художников выстраивать композицию согласно ее краями. Тем более – центр цубы уже занят накаго-ана и одной или двумя хицу-ана, оставляя совсем мало места для фигур и изображений. В тоже время композиция должна была быть легко обозрима и в собранном виде, с рукоятью, клинком и остальными деталями. Наиболее легкое решение этой проблемы – расположить фигуры вдоль ободка мими, чем и пользовались художники.

Третий фактор: круговая композиция намного лучше передает сюжет, повествование. Мы следим за фигурами и как будто по раскадровке читаем историю. Поэтому практически для всех сюжетных сцен характерна именно круговая композиция.

Томоёси - цуба с хризантемами, XIX в.Рассмотрев причины популярности этого типа композиции, стоит перейти непосредственно к образцам. Сначала рассмотрим бессюжетные композиции с растительным или животным декором, как наиболее простые композиции. В качестве наиболее яркого примера рассмотрим цубу с хризантемами школы Мито. Композиция предельно проста – автор располагает цветки хризантемы по кругу, создавая мерный и спокойный ритм. Однако автор усложняет его несколькими приемами. Во-первых, паузы между цветами он делает разного размера, чтобы сбить однообразие ритма. Во-вторых, здесь нет ни одного одинакового цветка. Цветы развернуты на зрителя, от зрителя, в профиль, сгруппированы по одному и попарно, и различаются цветом использованной инкрустации. Единственный элемент симметрии, вносимый художником – это различие цветов справа и слева колоритов (слева – холодные тона, выполненные серебром, справа – золотые инкрустации). Однако это не дает нам права заносить композицию в симметричные. Элемент асимметрии выделен более ярко за счет неравномерного и неодинакового расположения цветков.

Цуба с изображением карасисиСледующая цуба представляет более сложную композицию за счет присутствия в ней сюжета. На данной цубе изображен сюжет легенды о «китайских львах», или карасиси, мифических животных. Согласно ей, карасиси сбрасывают своих детенышей со скалы, поскольку заботятся они только о тех детенышах, которые смогли самостоятельно вскарабкаться обратно на скалу. Так истреблялось наиболее слабое потомство. Как раз на цубе изображен этот момент, когда детеныш уже сброшен, и мы видим в верхнем левом углу его мать, с любопытством наблюдающую за ним. Детеныш находится в противоположном углу, и неуверенно стелясь по земле, готовится приступить к восхождению. Казалось бы, что эта композиция, в которой ее узловые точки находятся по диагонали друг относительно друга, должна развиваться как раз по этой диагонали. Однако из-за отверстий по центру, прерывающих ход нашего взгляда, это посторенние композиции становится невозможным, и художник находит иной выход. Для цубы он выбирает форму мокко-гато, похожую на четырехлистник. Фактически, эта форма близка к кругу, но за счет «сплюснутых» граней взгляд приобретает более прямую траекторию пути во время разглядывания этой композиции. Этот путь рассматривания художник поддерживает редкими цветовыми пятнами травы, ведущими по краю цубы от одного персонажа к другому. Таким образом, получается очень жестко срежиссированный путь рассматривания цубы строго по кругу. И благодаря этому кругу, мы мысленно додумываем недостающие кусочки рассказа, как львица скидывает детеныша, и как он будет сейчас взбираться вверх.

Школа Гото - Цуба с лучникамиНе всегда круговая композиция может поддерживать за счет исключительно фигур. Отверстия хицу-ана также играют важную роль в равновесии пятен. Зачастую хицу-ана может продолжать композицию, становясь связующим звеном между отдельными фигурами и изображениями. Подобное мы видим на цубе школы Гото. Три четверти плоскости цубы полностью заполнены водой, лучниками, тонущими воинам, кораблем, которые представляют собой очень яркие цветовые и композиционные точки. Слева декор и фигуры и отсутствуют, однако глаз все равно продолжает движение по кругу. Достигается это именно за счет хицу-ана, которое становится самостоятельным композиционным пятном.

Школа Гото - цуба с лошадьми и цветамиКитагава Сотен - цуба с историей Сютендодзи, XIX в.Огава Тейкан - цуба с лошадью и цветущей вишней, 1870-е

1. Gunsaulus H. The Japanese sword and its decoration. – Chicago: Field Museum of Natural History, 1924 2. Gunsaulus H. Japanese sword-mounts in the collections of Field Museum. – Chicago: Field Museum of Natural History, 1923

3. Okabe-Kakuya. Japanese swords guards. – Boston: Museum of Fine Arts, 1908

4. Tsuba, and Japanese sword fittings in the collection of the Cooper-Hewitt Museum. – Smithsonian Institution, 1980

5. Григорьева Т. П. Японская художественная традиция. – М.: Институт востоковедения Академии наук СССР, 1979

6. Скраливецкий Е. Б. Цуба – легенды на металле. – СПб.: Атлант, 2006

Продолжение статьи…




coded by nessus

Оставить комментарий или два